Тяжело быть украинцем в украинском Донбассе

Донецк. Весна 2014.

Донецк. Весна 2014.

Мысленно возвращаясь к началу войны на востоке Украины начинаешь понимать, насколько безразлично относилось местное население Донбасса к происходящим вокруг событиям после того, как государство позволило подавить всяческую проукраинскую позицию в регионе. Не смотря на это, большинство людей искренне думало, что стоит немного подождать, уехать, отсидеться, что скоро всё закончится.

Смотря подобные видео, становится ясно, что о какой либо всеобъемлющей поддержке населением авантюры под названием «Новороссия» и речи не шло. Уж тем более, мало кто хотел брать в руки оружие. Это оружие скорее пугало и затыкало рот. Граждане просто ждали от Украины каких нибудь действий, а многие ждут до сих пор. Очень много проукраински настроенных людей живёт сейчас на не подконтрольной территории. Но они молчат и ничего не могут сделать.

Донецк. Весна 2014.

Донецк. Весна 2014.

Вы спросите: «Почему они не уезжают ?». Безусловно уезжают. Но это процесс не одного дня. Живя в подобной обстановке неопределённости, человек постоянно поднимает планку, после которой жизнь становится невозможной. Тем более, что украинская власть до сих пор не даёт каких либо определённых посылов на их счёт. В общем у каждого есть свои причины оставаться, и поверьте они весомые.

Государству сегодня следует определиться – что для него важнее: люди или территории? За каждого оставшегося в осаде украинца надо бороться до конца, если мы и дальше исходим из того, что на Донбассе проживают граждане Украины, а главная задача государства – это обеспечивать законные права своих граждан… Отказываясь от выполнения своих законных обязательств, Украина, фактически, отказывается от своего суверенитета на Донбассе. Мы посылаем людям негативный сигнал – живите как хотите и справляйтесь со всеми бедами и невзгодами сами. (Сергей Тарута. Ноябрь 2014)

Донецк. Весна 2014.

Донецк. Весна 2014.

Вот так и живут украинцы в зоне АТО, в страхе, стрессе и изоляции. Ведь за год этих событий, государство не придумало ничего лучшего, чем отгородиться от своих граждан. Надежда умирает последней, но даже если она умрёт и снова начнут падать снаряды, эти люди не смогут уехать от туда без пропуска на выезд из «зоны», который получить практически не возможно. Но это уже совсем другая история.