Лучше один раз увидеть …

kramatorskПолная информационная изоляция «республик» даёт сепаратистам на много больше, нежели оружие предоставляемое Россией. В этом убедиться очень просто, достаточно выехать на территорию нормальной Украины.

Побывав там, лично я вернулся на полтора года назад, когда люди жили обычной жизнью и каждый занимался своими делами. Ну, а теперь по порядку…

За год безвылазного нахождения в Донецке, я, здоровый и адекватный человек уже начинал верить в украинских карателей и фашистов. Это конечно шутка, но иногда такие мысли действительно проскакивали. Ухудшение социально-экономической ситуации всё больше подталкивало меня выехать из города, выехать хотя бы на время, выехать, чтобы морально отдохнуть от этого театра абсурда. Но, как всегда, одного желания мало. Нужно было сделать пропуска из «зоны», себе и своей семье. С пропусками дело обстоит действительно замысловато и не понятно. Не понятно, какие именно документы нужны, какой формы должно быть заявление и т.д.. Ну да ладно, с горем пополам составили пакеты документов и через выездного человека передали в Мариуполь. Ждали долго и с нетерпением, очень долго проверяла СБУ, боялись, что не выдадут. Через полтора месяца мы получили долгожданные пропуска и через два дня отправились в путь. Честно говоря, ехать было страшно. Выехали мы с утра пораньше, быстро проехав все сепарные посты, на которых сидели пионеры с девушками в пятнистых штанах, в шесть часов утра мы уже были на украинском блокпосту в селе Георгивка. В очереди мы были где-то 25-ые. К проверке подъехали минут через сорок. С перепугу пытались говорить с военными на украинском языке, на что нам улыбались и говорили, чтобы мы не выдумывали велосипед. Ничего не проверяли, достаточно было открыть багажник, только паспорта и пропуска, малому дали пригоршню конфет, предложенную нами тушёнку не взяли, сказали, что у них с едой полный порядок.

И вот мы уже в Украине. Чувство такое, как будто вышел на свободу. Первой покупкой в магазине была большая холодная бутылка пепси в дорогу. С магазина выходили с улыбкой, улыбались с цены. Заправившись хорошим бензином, машина полетела дальше. Хотелось говорить с людьми, говорить на перекуре с водителями на закрытом железнодорожном переезде, говорить с солдатами на контрольных пунктах, говорить друг с другом. Даже хотелось говорить с гаишником, который остановил нас за превышение скорости в Краматорске и отпустил, узнав, что мы из Донецка и не видели гаишников больше года.

Добрались мы до пункта назначения в приподнятом состоянии духа и с позитивными эмоциями. Адаптироваться к нормальной жизни пришлось пару дней. Понимание того, что в магазине можно купить то, что тебе хочется, а в банкомате среди ночи можно снять деньги, приходит не сразу.

Две недели в нормальной Украине превратились в настоящий отдых, хотя практически половину времени потратилось на решение вопросов, которые нельзя решить в «банановой республике». Но в нашем случае нужно было возвращаться в Донецке. Уезжать не хотелось. Обратная дорога не была такой весёлой, потому что все понимали куда мы возвращаемся.

Процедура въезда в «зону» была примерно такой же как и выезда, с одним отличаем, что мы подъехали на «георгиевский» блокпост в самую жару и в очереди мы были 158-ые, ребёнок «маялся», а мы нервничали. Но всё оказалось не так плохо. По своему незнанию, мы отстояли пару часов зря. Оказывается машины с детьми пропускают без очереди, достаточно подъехать на сам блокпост и сообщить об этом военным. В общем, отстояв зря два часа, мы проехали украинский пост и въехали в «ДНР». На сепарных постах особой проверки не было, в основном они побирались сигаретами и алкоголем. У меня выудили пачку сигарет, у впереди стоящего бутылку водки и минералку.

Зайдя в квартиру и включив телевизор, я увидел следующее:

После того, как я вернулся на время в нормальную жизнь, подобное воспринимается совершенно по другому. Информационная блокада и негативная пропаганда направленная на всё украинское, делает своё подлое дело. Лучше всё увидеть своими глазами. Не бойтесь, в Украине нет ненависти, там живут люди, которые очень нам сочувствуют.